Цифровой рубль — финансовый аттракцион с двойным дном — эксперты

пт, 16/10/2020 - 16:48

 

Объявленные планы Банка России по введению цифрового рубля могут идти гораздо дальше, чем очевидные цели — упрощение безналичных расчетов, сокращение наличного денежного оборота в стране и борьба с теневой экономикой. Фактически речь идет о создании финансовой инфраструктуры, в которой не потребуется такой ее важнейший сегодня элемент, как банки — платежи в цифровых рублях смогут осуществляться на платформе ЦБ. По мнению некоторых экспертов, это может привести к тектоническим сдвигам в существующей финансовой архитектуре страны, и хотя на внедрение цифрового рубля потребуется длительное время, скорее всего, не за горами те времена, когда понятие банковской тайны окончательно уйдет в прошлое. Для российской экономики с ее неискоренимо высокой долей неформального сектора это чревато серьезными рисками.

Новая глобальная финансовая модель

«Цифровой рубль станет доступен всем субъектам экономики — гражданам, бизнесу, участникам финансового рынка, государству. Подобно наличным и безналичным рублям, цифровой рубль будет выполнять все три функции денег: средство платежа, мера стоимости и средство сбережения. Все три формы российского рубля будут абсолютно равноценными… Цифровой рубль сможет сделать платежи еще быстрее, проще и безопаснее. Развитие цифровых платежей, равный доступ к цифровому рублю для всех экономических агентов приведут к снижению стоимости платежных услуг, денежных переводов и к росту конкуренции среди финансовых организаций. Это послужит стимулом для инноваций как в сфере розничных платежей, так и в других сферах и поддержит развитие цифровой экономики. А уменьшение зависимости пользователей от отдельных провайдеров повысит устойчивость финансовой системы страны», — говорится в «докладе для общественных консультаций», который появился на официальном портале ЦБ РФ 13 октября. Отзывы экспертов и участников рынка по нему планируется собирать до конца года.

Совершенно очевидно, что речь не идет о создании российской криптовалюты — позиция ЦБ в отношении этого вида активов вряд ли принципиально изменилась с сентября 2017 года, когда его председатель Эльвира Набиуллина на Московском финансовом форуме заявила, что криптовалюты не будут допущены на российский рынок как денежные суррогаты. Но с тех пор ряд центробанков мира уже довольно далеко продвинулись по пути создания цифровых валют, и российский регулятор, похоже, не хотел бы отставать от этого процесса.

Появление цифровой формы национальной валюты — это способ сохранить контроль ЦБ над финансовой системой страны в условиях растущей популярности криптовалют, поскольку допустить конкуренцию национальной валюте — значит создать условия нестабильности для финансов страны, отмечает Павел Мясоедов, партнер и директор компании «Интеллектуальный Резерв». По его мнению, российский ЦБ идет по пути Европейского Центрального банка (ЕЦБ), который также недавно заявил о запуске цифрового евро.

Формирование рынка цифровых валют стало следствием исчерпания старой модели экономики, когда стимулом для экономического развития выступала финансовая система, основанная на постоянном увеличении объема выдаваемых кредитов с одновременным снижением ставки, отмечает Валерий Петров, вице-президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ). По его мнению, эта модель не работает с момента глобального кризиса 2008 года: экономически развитые страны с помощью вливаний ликвидности уже не могут стимулировать ни спрос, ни рост прибавочной стоимости, подтверждением чего служит тот факт, что новые деньги, эмитируемые американской ФРС и ЕЦБ, в основном идут в спекуляции и подталкивают рост цен на фондовые активы. Например, с 2010 года значение американского индекса крупнейших компаний S&P-500 практически утроилось, в то время как рост ВВП США за 10 лет показывал несоизмеримо более низкие темпы — экономика росла темпами около 2% в год, то есть с 2010 года увеличилась менее, чем на четверть.

«Цифровая валюта — один из инструментов, используемых для перезапуска финансовой модели мира, — утверждает Валерий Петров. — Наиболее эффективным первым шагом после появления публичных криптовалют наподобие биткоина, эфира и других мог бы стать запуск государственных криптовалют, того же цифрового рубля. Целью этого шага, помимо желания уйти от доллара, является стимулирование удешевления себестоимости услуг внутренней финансовой инфраструктуры. Благодаря этому в стране могут быть реализованы прямые расчеты между участниками сделок, упрощен контроль за взаиморасчетами и минимизировано участие посредников. В результате у пользователей цифровой национальной валюты снижаются непроизводительные затраты — как следствие, может повыситься платежеспособность хозяйствующих субъектов. Кроме того, власти смогут лучше контролировать целевое использование государственных средств за счет отслеживания таких операций в режиме онлайн. Помимо средства взаиморасчетов, цифровая национальная валюта может стать инструментом стерилизации ее избыточной денежной массы. Иными словами, ее появление создает условия для запуска механизма постепенного обмена обычных денег на цифровые».

Проблема современных денег, добавляет Антон Москаленков, директор офиса международных связей Агентства стратегических инициатив, заключается не в скорости транзакций, а в транзакционных издержках, которые ощущаются как при внутренних переводах, так и при внешнеторговых операциях. Цифровая валюта в этом смысле универсальна и не привязан к какой-либо банковской организации, хотя и будет контролироваться ЦБ. Именно по этим причинам, считает эксперт, летом в ускоренном порядке был принят закон о Цифровых финансовых активах (ЦФА), который позволяет покупать, обменивать и продавать цифровую валюту.

Тот же безнал, но есть нюансы

Появление цифрового рубля выглядит логичным шагом в стремлении российских властей сокращать оборот наличных денег в стране — соответствующие инициативы не раз высказывало руководство Минфина РФ, а в период пандемии для них появился дополнительный повод, поскольку спрос на старый добрый кэш резко подскочил. ЦБ, отмечает первый вице-президент предпринимательской ассоциации «Опора России» Павел Сигал, указывает, что оплата цифровыми рублями в наличной форме возможна, но для этого нужно резервировать необходимый объем средств на кошельке. «Сразу возникает мысль, что, видимо, цифровой рубль больше будет предназначен для безналичных расчетов — для получения наличных нужны дополнительные действия. Таким образом, эта инициатива действительно является очередным шагом для сокращения хождения наличных в России», — считает эксперт.

Остается лишь понять, чем цифровой рубль будет отличаться от обычных безналичных переводов. По мнению Павла Мясоедова, разница между ними вряд ли будет принципиальной, однако появление новой формы валюты позволит сделать такие расчеты проще и быстрее, а со стороны ЦБ появится глобальный инструмент для оценки движения денег между гражданами и компаниями.

«Использование такого типа валюты будет удобно для всех — и для юридических, и для физических лиц, — считает эксперт. — Проникновение онлайн-расчетов в стране уже достаточно велико, и с появлением цифрового рубля такие расчеты станут главными, а доля использования наличных денег, безусловно, должна сократиться. Это общемировая тенденция, которую поддерживает и правительство России. Регулятор же заявляет, что внедрение цифрового рубля позволит собирать обширные базы данных по расчетам в стране. Для этого потребуется дополнительная техническая инфраструктура, но какая именно и сколько такие разработки будут стоит, ЦБ пока не говорит».

Принципиальной новизны при создании цифрового рубля не будет, полагает Антон Рогачевский, старший преподаватель кафедры «Банковское дело» Университета «Синергия». По его мнению, основные отличия будут в том, что вместо оборотов через банк станут использоваться электронные кошельки, а цифровой рубль можно будет использовать. При этом пока не решено, действительно ли будет уход от контроля банками по такого рода платежам, или же банки наделят необходимыми полномочиями. В любом случае контроль за данными операциями будет осуществляться — открытым остаётся лишь вопрос, кем именно.

Но есть и противоположное мнение. Цифровой рубль станет принципиально новой инфраструктурой, под которую будет разработана отдельная платформа при участии Центробанка, утверждает Михаил Попов, основатель финтех-платформы TalkBank. Все ее участники для использования цифрового рубля как минимум должны будут обзавестись соответствующим электронным кошельком, и это отличается от того, к чему привыкло большинство россиян — к наличным деньгам и пластиковым картам. Скорее всего, предполагает эксперт, это будет похоже на технологии Apple Pay, Samsung Pay или Google Pay, когда в роли платежного средства выступает смартфон. Таким образом, речь идет о некоем симбиозе мобильного банковского приложения и NFC-платежей при помощи смартфона. Для распространения «цифрового рубля» среди населения именно как альтернативы наличным деньгам, добавляет Попов, интерфейсы должны быть достаточно простыми и понятными, не столь сложными, как это иногда бывает с криптокошельками, где много внимания уделяется шифрованию и вводу специальных кодов.

Положенная в основу цифрового рубля технология будет иметь существенные отличия от обычных безналичных платежей, считает финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management Николай Кленов. Во-первых, цифровой рубль будет выпускать сам ЦБ, условия пользования будут едиными для всех, в отличие от банковских карт, условия по которым устанавливает банк. Во-вторых, у него будет возможность оффлайн-транзакций — это важно, например, для удаленных российских территорий с плохим качеством связи и отсутствием выбора финансовых организаций. В-третьих, ЦБ рассчитывает, что популяризация цифрового рубля поможет развивать цифровую экономику, в том числе систему передачи прав собственности в цифровом виде (покупка недвижимости, акций, заключение договоров через смарт-контракты). В-четвертых, цифровые транзакции будут более быстрыми и надежными, чем безналичные, при этом их обслуживание будет обходиться дешевле.

Цифровой привет банкирам

Одна из главных интриг, связанных с проектом цифрового рубля, заключается в том, какое место в нем будет отведено коммерческим банкам. По словам Николая Кленова, сейчас Банк России рассматривает три возможные модели организации расчетов в цифровых рублях — одна из них предполагает, что сам ЦБ будет предоставлять клиентам доступ к цифровым кошелькам напрямую, без финансовых посредников в виде банков, но две другие модели предполагают участие посредников.

Представленная концепция цифрового рубля, отмечает Михаил Попов, выглядит попыткой может переключить внимание физических и юридических лиц как клиентов банков напрямую на сервисы ЦБ. Это, по мнению эксперта, может негативно сказаться на банковских доходах, поэтому проект цифрового рубля способен вызвать определенное сопротивление со стороны банков. С другой стороны, розничные компании могут увидеть в этом снижение стоимости комиссий и будут настроены положительно.

«Сейчас процедура перевода денег происходит по такой схеме: из точки А отправляется перевод, далее средства проходят через банк и действие одобряется банком, затем деньги доставляются в точку Б. Цифровая валюта позволяет разгрузить работу банков и проводить процедуру напрямую, то есть доставить из сразу из точки А в Б. Это примерно как отдать свои наличные деньги другому человеку сразу в руки — здесь процедура аналогичная, но в виртуальном варианте», — поясняет Антон Москаленков. По его мнению, цифровой рубль будет полезен тем, кто совершает высокочастотные операции — например, трейдерам или лицам, занятым во внешнеторговой отрасли, хотя для тех, кто отправляет денежные переводы с личного кабинета банка на счет аналогичного банка без комиссии, разница не будет ощутимой.

Цифровой рубль должен упростить и ускорить расчеты внутри страны, соглашается Роман Леви, директор по развитию сервиса международных знакомств RusDate (Израиль) — сегодня, несмотря на разнообразие банковских сервисов и платежных систем, до 20% пользователей сталкиваются с различными проблемами при оплатах, и эта проблема становится все более актуальна при росте интернет-продаж, в том числе в условиях коронавируса. По словам эксперта, менеджмент интернет-магазинов и сервисов старается максимально решать эти проблемы, но это чревато финансовыми потерями до 5−10% от суммы покупок, которые ложатся и на продавца, и на покупателя. Поэтому появление цифрового рубля, безусловно, пойдет на пользу всем участникам рынка интернет-торговли, хотя пока остается несколько открытых вопросов, например, как эта технология будет фактически, а не номинально распространена среди участников, сколько она будет стоить и как цифровой рубль будет интегрирован с иностранными платежными сервисами и валютами.

ЦБ, по словам аналитика инвестиционной компании QBF Ксении Лапшиной, утверждает, что платежная инфраструктура для цифрового рубля будет выстраиваться в дополнение к действующей платежной инфраструктуре, которая завязана на банках. Иными словами, банки продолжат играть определенную роль в финансовых потоках, но гораздо меньшую — в частности, рассматриваются несколько вариантов организации системы, когда коммерческие банки смогут открывать клиентам электронные кошельки и контролировать их или когда банки будут выступать лишь посредниками, а управлять всем будет ЦБ. «Цифровые валюты как раз и создаются с целью снизить участие банков в тех операциях, где без них можно обойтись. Например, оплата покупки будет происходить с кошелька покупателя на кошелек продавца без каких-либо транзакций в банк и обратно, которые занимают время и требуют транзакционных затрат», — добавляет эксперт.

При этом, настаивает Ксения Лапшина, создание цифрового рубля не преследует цель отказаться от наличных денег и банковских карт — новый вид рубля станет лишь дополнительной формой национальной валюты, которая будет сочетать свойства наличных и безналичных рублей. «Со временем государство может начать продвигать цифровые платежи, в первую очередь среди банков и бизнеса, обязав их завести цифровые кошельки и проводить ряд операций с использованием цифровой валюты, хотя продвигать эту инициативу среди граждан будет намного сложнее. Однако на сегодняшний момент позиция государства по этому вопросу пока неясна, так как обсуждение цифровой валюты только начинается», — считает аналитик.

Не исключено, добавляет Лапшина, что к моменту запуска цифровой валюты основным каналом ее продвижения станет Сбербанк (а точнее, его новейшая цифровая реинкарнация «Сбер»), который уже сейчас позиционирует себя как финтех-компания и является крупнейшим банком страны. Частные банки, по мнению аналитика, могут не проявить интерес к цифровой валюте, а государственному банку выбора не оставят.

Подводные камни тотальной прозрачности

Наконец, открытым остается главный вопрос — удастся ли государству при помощи цифрового рубля обуздать коррупцию и снизить долю теневой экономики? Теоретически в долгосрочной перспективе инициатива преследует именно эту цель, соглашаются многие эксперты, в то же время отмечая, что в ней присутствуют все признаки «цифрового тоталитаризма».

Безусловно, расчеты цифровыми рублями станут прозрачнее для государства — это даст новые возможности для правоохранительных органов и банковских структур, отмечает Павел Мясоедов, но в этом есть и определенные опасности. Во-первых, по мнению эксперта, значительно увеличивается контроль за движением средств в стране (как среди граждан, так и в бизнесе), а во-вторых, такие расчеты и данные потенциально могут быть интересны криминалу — мошенникам, которые могут использовать их в своих интересах.

Цифровой рубль, естественно, будет более прозрачным для контролирующих органов, чем наличные деньги, что может создать негативное влияние на теневую экономику, на предприятия розницы и общественного питания, которые сейчас уходят от уплаты налогов, констатирует Михаил Попов. Но, по его словам, резко закрывать теневую экономику полностью невыгодно даже на государственном уровне, поскольку теневая экономика — это не только криминальный бизнес, но и обычные предприятия, которые по разным не полностью уплачивают налоги или не указывают достоверные сведения о своей финансово-хозяйственной деятельности, но все равно обеспечивают страну и население продуктами, услугами и занятостью, а также платят зарплаты.

Поэтому, считает Михаил Попов, требуется компромиссный вариант, который позволит в большей степени сократить именно криминальные сферы бизнеса, в основном работающие с наличными деньгами, а обычный бизнес, который по разным причинам не полностью легален, это должно коснуться в меньшей степени. По мнению эксперта, здесь стоит обратить внимание на пример Китая, который начал внедрение цифрового юаня с государственных служащих и бюджетной сферы, а далее его начали распространять на другие сферы деятельности. В первую очередь, полагает Попов, цифровой рубль будут внедрять там, где есть проблемы с контролем наличных средств, где требуется введение определенных лимитов — например, какие-то суммы можно будет оплатить бумажными деньгами, а сверх определенной суммы только цифровым рублём. Также возможно внедрение по типам предприятий, к примеру, в том же в общепите под предлогом борьбы с коронавирусом и снижения рисков контактной передачи инфекции. В любом случае, резюмирует эксперт, массовое внедрение цифрового рубля изменит всю экономику, и никто не останется в стороне — это коснется как малых предприятий, так и крупных корпораций, поскольку сильно изменятся способы контроля над расчетами.

В принципе цифровой рубль может помочь в борьбе с коррупцией и расхищением бюджетных средств, так как с его помощью можно будет установить, откуда и когда деньги ушли и кому и куда они пришли, добавляет независимый эксперт, кандидат экономических наук Леонид Хазанов. В то же время цифровая валюта позволит знать все о финансовом состоянии каждого гражданина, и многим такой подход явно будет не по душе, поскольку в стране растет налоговая нагрузка, а люди всячески пытаются заработать неформально, например, сдавая жилье или выполняя услуги по ремонту.

При успешной технической реализации проекта на цифровой рубль переключат все взаимодействия между государственными структурами, тендерные контракты, заработную плату госслужащих, считает Александр Дужников, сооснователь группы компаний «A3F Group». Основным преимуществом в данном случае станет прямой доступ к информации о денежных переводах между физическими лицами, и это будет способствовать обелению денежной массы и выводу большого количества компаний из серой зоны. Однако, напоминает эксперт, в России есть большое количество организаций, которые при полностью белом налогообложении станут нерентабельными. Введение цифрового рубля однозначно усложнит их работу, что может спровоцировать создание альтернативного курса цифрового рубля по отношению к наличным и породить новые способы обналичивания денег. Примерно такая же ситуация была в платежной системе QIWI в 2012—2014 годах, напоминает Дужников: она сконцентрировала в себе доходы от онлайн-услуг и серого бизнеса, что создало большое количество проблем с выводом этих средств. Учитывая эти особенности российского бизнеса, цели введения цифрового рубля могут остаться нереализованными, предупреждает эксперт.

Наличные расчеты вновь стали набирать популярность в период пандемии, напоминает Антон Москаленков: благосостояние граждан ухудшилось, банки зафиксировали рекордный отток вкладов, бизнес вновь начал уходить «в тень». «Подобная ситуация проявляется даже на бытовом уровне: рестораны, парикмахерские, частные мастерские настоятельно рекомендуют своим клиентам расплачиваться наличными — это, во-первых, позволяет избежать комиссии за пользование терминалом оплаты, а во-вторых, уйти от официальной отчетности перед налоговой службой. Именно по этим причинам закон о ЦФА принимался быстрыми темпами, и тесты цифровой валюты также проводились в ускоренном режиме. С одной стороны, цифровой рубль действительно освободит граждан от комиссий, с другой — сделает все операции максимально прозрачными, что ударит по малому и среднему предпринимательству», — считает эксперт.

Каждый цифровой рубль будет иметь свой цифровой код, а следовательно, в любой момент времени можно будет отследить, на чьем кошельке находится валюта, какие операции с ней совершались, отмечает Ксения Лапшина. Но, по ее мнению, цифровая валюта будет угрожать теневой экономике только в случае, если каждый бизнес в принудительном порядке будет обязан иметь цифровые кошельки и осуществлять через них операции, а наличные средства начнут выходить из обращения. Нечто подобное, считает аналитик, может получиться в Китае, где государство планирует обязать бизнес пользоваться электронными кошельками под угрозой отзыва лицензий — в России же таким способом искоренить теневой сектор вряд ли получится. Наоборот, нелегальный бизнес будет только расти, предупреждает Лапшина, и единственное, в чем могут помочь цифровые платежи — это выявление подозрительных операций и переводов денежных средств. Так или иначе, добавляет она, цифровая валюта поначалу будет мало востребована у граждан — россияне по большей части консерваторы, многие не доверяют даже банковским картам и системе бесконтактных платежей. Много времени потребуется и на то, чтобы этот механизм реально заработал в системе государственных и социальных выплат и платежей, потому что перевести госструктуры на цифровые платежи само по себе дело непростое.

Любая хорошая идея часто таит в себе скрытые мотивы, напоминают аналитики платформы TradingView, Inc. Выпуск цифровых валют центральных банков (CBDC) в теории должен повысить безопасность и удобство как для простых людей, так и для компаний: введение цифрового рубля позволит создать огромную массу новых денег, а также снизить или даже устранить вероятность новых банковских кризисов, для чего ЦБ должен предоставить населению возможность открывать депозиты в цифровом формате. В то же время без ответа остается главный вопрос: исчезнет ли банковская тайна окончательно?

Хотя об этом и не говорится прямо, очевидно, что государство будет выдавливать граждан в сторону цифровых денег, считает трейдер Артем Звёздин, отмечая, что дополнительным стимулом для этого является санкционное давление, несущее риски отключения российских банков от международной системы переводов SWIFT. В качестве стимулов для расширения популярности цифрового рубля у населения могут быть созданы условия бестарифных переводов за товары и услуги, что поспособствует быстрому росту доверия к цифровой валюте.

Теневой бизнес при этом действительно пострадает, полагает Звёздин: «Введение цифровой валюты не отменит преступность, но усложнит жизнь тем, кто не хочет жить по закону. Безусловно, вряд ли это коснётся мелких правонарушений, когда, например, сотрудники получают часть зарплаты „в конверте“ — речь идёт о крупных капиталах, которые принято „заносить“ именно в качестве наличных денег. Очевидно, что государство хочет с этим покончить, и цифровая валюта позволит это сделать, но обольщаться не стоит. Уверен, что отмывать денежные средства и дальше преступникам позволит криптовалюта, которая заменит наличные деньги».

Но можно вообразить и сценарий, близкий к антиутопиям, добавляет эксперт. Например, искусственный интеллект позволит отслеживать подозрительные платежи граждан и блокировать им цифровой кошелёк до выяснения обстоятельств. «Всё это происходит уже сейчас в случае с безналичными платежами. В интернете есть сотни историй, когда людям блокировали кошелёк за подозрительные платежи. В данном случае, банк ссылается на 115 ФЗ „О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма“. Нечто подобное может появиться в случае с цифровой валютой», — предупреждает Артем Звёздин, хотя полный переход на цифровую валюту, по его мнению, займет не менее десяти лет.

Николай Проценко

Материал  содержит оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражает позицию редакции сайта «RUANALITIK.RU»

Уважаемые друзья!!! Вступайте в нашу группу «ВКонтакте».

Яндекс.Метрика

Top.Mail.Ru